Публикации

 

03 июня   2014 года

Вышел новый номер журнала "Арбитражный управляющий" - 2/2014.

Читайте в номере:

IV ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

*

Неотъемлемый элемент экономических отношений
21 марта в Москве в рамках «Российской недели бизнеса» состоялся IV Всероссийский форум саморегулируемых организаций «Саморегулирование в России: опыт и перспективы развития». Организаторами форума выступили РСПП, ТПП, Государственная Дума, Совет Федерации при участии Министерства экономического развития.

КОНТРОЛЬ В СФЕРЕ СРО

*

Нарушения законодательства
По материалам Управления Росреестра по Кемеровской области.

РЕГИОНЫ

*

Конкурсные управляющие обязаны передавать документы, подлежащие обязательному хранению
В Арбитражном суде Ульяновской области состоялось заседание круглого стола с арбитражными управляющими по теме «Актуальные вопросы применения законодательства о несостоятельности (банкротстве)».

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

*

И. Ю. Рыков, руководитель ООО «Банкротство плюс», арбитражный управляющий
М.С. Брызгина, координатор проектов по связям с общественностью ООО «Банкротство плюс»
Повышение квалификации арбитражных управляющих

АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

*

Антон Николаевич Иванов, судья Арбитражного суда Амурской области
Споры, связанные с недействительностью сделок должника
Продолжение. Начало в № 1 за 2014 год.

ИННОВАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАКТИКА ИХ ПРИМЕНЕНИЯ

*

Погашение задолженности застройщика
По материалам Управления Росреестра по Новосибирской области.

ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

*

Анатолий Семенович Сиваков, кандидат экономических наук, доцент, профессор кафедры управления собственности и предпринимательства ГБОУ МАРТИТ, арбитражный управляющий НП «ПАУ ЦФО»
Юлия Викторовна Вологова, сотрудник Центра Инновационной Экономики Института экономики Российской академии наук, финансовый аналитик
Оценка потенциала восстановления платежеспособности

АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

*

Т.Г. Байдо, председатель Арбитражного суда Магаданской области
И.Ю. Голубев, главный специалист секретариата суда по обобщению судебной практики и взаимодействию со СМИ
С.Н. Рябова, помощник председателя суда
Критерии эффективности работы управляющих

*

Галина Владимировна Лисовская, судья Арбитражного суда Амурской области
О включении требований в реестр требований кредиторов

ВОПРОС-ОТВЕТ

*

На вопросы отвечают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ.

 

Более подробно ознакомиться с журналом вы можете на сайте www.au-journal.ru

 

 

06 марта  2012

2 марта 2012 года состоялось Заседание Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

На заседание Президиума ВАС РФ были  приглашены судьи, начальники управлений и отделов, сотрудники Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, руководители и судьи Федерального арбитражного суда Московского округа, 9 и 10 арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов города Москвы и Московской области, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, другие приглашенные.

Дополнительно были приглашены представители: Министерства экономического развития Российской Федерации, Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, Федеральной налоговой службы, Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, Агентства по страхованию вкладов.

Видеозапись заседания: http://www.arbitr.ru/vas/presidium/prac/44788.html

Повестка:

На заседании Президиума ВАС РФ было продолжено рассмотрение проекта постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Докладчик: Зайцев Олег Романович

Рассмотрение проекта  с пункта 18 включительно.

Документы:

  1. Проект постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».


 

 

9 февраля 2012 17:24

Актуальные темы Банкротство 

Исключение принципа Юрия Деточкина из судебной практики

В рамках обсуждения на Президиуме Высшего Арбитражного Суда проекта постановления пленума "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", его участникам было предложено рассмотреть дополнительный и, пожалуй, самый провокационный пункт документа — об отстранении судами по собственной инициативе нерадивых арбитражных управляющих. Как пояснил коллегам председатель ВАС Антон Иванов, норма эта нужна для того, что суд не работал "по принципу Юрия Деточкина".

"Это ключевая фигура дела о банкротстве, и от того, как он осуществляет свои полномочия, зависит, получат ли кредиторы свои деньги", — так описал важность института арбитражных управляющих докладчик, Олег Зайцев из управления частного права ВАС. Однако, по его словам, случается и такое, что управляющего замечают в неоднократном грубом нарушении закона. Поэтому проект предлагает дать судье возможность такого управляющего, плохо зарекомендовавшего себя в прошлом, к новому делу уже не допустить или отстранить его, даже если об этом не ходатайствует ни одно участвующее в банкротном деле лицо.

"Суд не может при рассмотрении дела о банкротстве допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются обоснованные сомнения", — говорится в проекте.

Поэтому-то ВАС и предлагает дать суду возможность "по своей инициативе отказать в утверждении или отстранить арбитражного управляющего". При этом указывается, что принять такую меру судья должен в исключительных случаях, а именно при "неоднократных грубых умышленных нарушениях в данном или в других делах о банкротстве". Второе обязательное условие применения этой санкции судом — преюдиция, то есть нарушения арбитражного управляющего должны быть подтверждены вступившими в законную силу судебными актами (например, о его отстранении, о признании его действий незаконными или о признании необоснованными понесенных им расходов). Если эти два условия соблюдены и у судьи появляются "обоснованные сомнения в наличии у управляющего должной компетентности, добросовестности или независимости", то он может его отстранить или не назначать вовсе.

Как и следовало ожидать, далеко не все участники обсуждения поддержали эту новацию. Возражал, например, арбитражный управляющий высшей категории, глава саморегулируемой организации арбитражных управляющих "Межрегиональный центр экспертов и профессиональных управляющих" Эдуард Олевинский. "Описываемая вами ситуация — это, скорее, позор нашего профессионального сообщества, — сказал он, обращаясь к Зайцеву, — но предлагаемая новация проблему не исправит и уж точно не будет на руку Высшему Арбитражному Суду". По мнению Олевинского, она нарушает принцип диспозитивности, в то время как в законе содержится исключительный перечень оснований для отстранения арбитражного управляющего. "В деле о банкротстве и так полно лиц, которые должны следить за собственным интересом", — добавил Олевинский еще один аргумент "против". К тому же, по его словам, отстранение управляющего — это санкция, у которой, как и у всех прочих санкций, есть свои последствия. "Отстранение носит бессрочный характер и вводит презумпцию виновности", — заключил Олевинский.

Его поддержал Алексей Юхнин из Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. "Дисквалификация управляющего будет бессрочной, и он навсегда лишится возможности заниматься своей профессией", — обрисовал он последствия предлагаемой ВАС нормы. "Такая пожизненная дисквалификация существует только у судей, но налагается она не Минюстом, а самим судейским сообществом", — привел пример Юхнин, не понимая, почему дисквалифицировать управляющих должен суд.

Это выступления однако не помешали главе ВАС Антону Иванову предложить ввести в эту норму об отстранении арбитражных управляющих еще и ссылку на ст.10 ГК о злоупотреблении правом. А в ответ на замечание Олевинского о якобы предполагаемой презумпции виновности он заметил: "Но у нас же есть преюдиция".

С ним согласилась член президиума Нина Иванникова. "Не вижу никаких трагических последствий у этого пункта, — сказала она, — Наоборот, судья не может проходить мимо случаев нарушения управляющими закона. Он должен искать недостатки и их устранять". "Принцип диспозитивности не исключает активности суда, в том числе его контроля за арбитражными управляющими", — поддержал Иванникову ее коллегаАнатолий Першутов.

В заключение обсуждения спорного пункта глава ВАС решил провести аналогию с налоговыми органами, которые, не имея права отказать в утверждении изменений в уставе юридического лица, акцептовали их, хотя и знали, что произошло мошенническое хищение акций. "Должен ли суд так работать? — задал Иванов риторический вопрос коллегам и уточнил, как именно: — По принципу Юрия Деточкина".

Публичное обсуждение проекта пока остановилось на середине текста. В ближайшее время оно будет продолжено, а затем документ будет дорабатываться в рабочей группе по банкротству Высшего Арбитражного Суда. С текстом проекта можно ознакомиться на сайте суда.

 

 

Наталья ШиняеваТема:Банкротство Арбитражные управляющиеСуд:ВАС РФ Президиум Высшего Арбитражного Суда РФСудья:Антон Иванов

http://pravo.ru/review/view/68456/

31 марта 2010 года

Автор Гражданского кодекса РФ дал в Казани мастер-класс

РОССИЙСКИЕ СУДЬИ В КАЗАНИ ВЫЯСНЯЛИ, КАК КРИЗИС ПОВЛИЯЛ НА АРБИТРАЖНУЮ ПРАКТИКУ

Банкротства и корпоративные споры собрались обсудить на этой неделе в Казани арбитражные судьи из 20 российских регионов и двух судебных округов. Имеют ли право банки потребовать банкротства поручителей? Почему управляющего нельзя лишать вознаграждения? Получить ответы на эти специфические вопросы судьям помогали ведущие российские правоведы - зампред Высшего арбитражного суда РФ Василий Витрянский и судья ВАС Александра Маковская.

НАС РАССУДИТ ВАС

Вчера в Казани в отеле "Ривьера" состоялось совместное заседание научно-консультативных советов (НКС) двух кассационных судов - Федерального арбитражного суда Поволжского округа и Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа. Тему для обсуждения участники выбрали злободневную для всего делового сообщества - банкротства и корпоративные споры.

В заседании приняли участие два ведущих специалиста российского арбитражного права - заместитель председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ Василий Витрянский (известен как один из авторов Гражданского кодекса РФ) и судья Высшего арбитражного суда РФ Александра Маковская .

Заседание проходило в форме дискуссий между судьями двух округов, где арбитрами выступали московские гости. Вниманию судей представлялся вопрос из арбитражной практики (своего рода кейс) и участники совместными усилиями искали на него ответы. Как известно, рекомендации, принимаемые на НКС, становятся руководством для судей всех уровней округа при рассмотрении арбитражных споров.

"ДРУЖЕСТВЕННЫЕ" БАНКРОТСТВА

"БИЗНЕС Online" приводит некоторые вопросы и ответы, которые обсуждались на НКС.

Вопрос : "Прекращать ли производства по наблюдению, если должник погасил все требования кредиторов в сформированном реестре, но есть на очереди нерассмотренные требования?"

Судья Краснодарского краевого арбитражного суда Тарасенко рассказал, что, часто случается так, что компания, используя механизм погашения кредиторской задолженности, выходит из процедуры банкротства, а потом сразу же сам подает на себя заявление о банкротстве. "В этом случае процесс наблюдения проходит не совсем объективно, предприятие назначает своего арбитражного управляющего", - высказал свое мнение гость из Краснодарского края.

Ответ Василия Витрянского : Дело можно прекращать. Поскольку кредиторы, чьи заявления были не рассмотрены, могут возбудить новое дело по несостоятельности.

ЧТО МОГУТ УПРАВЛЯЮЩИЕ?

Вопрос: "С 1 января 2011 г . арбитражный управляющий не будет обязан проходить регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя. Какие суды будут рассматривать их деятельность после вступления в силу поправок - арбитражные или суды общей юрисдикции?"

Ответ: Деятельность арбитражных управляющих останется под юрисдикцией арбитражных судов.

Вопрос: " Имеет ли право арбитражный управляющий привлечь стороннего специалиста после введения процедуры наблюдения или согласно постановлению правительства РФ арбитражный управляющий должен проводить финансовый анализ состояния предприятия сам?"

По словам председательствующего, это вопрос-лидер, и ответ на него больше всего интересовал арбитражных судей. Нарекания в адрес арбитражных управляющих за эти действия чаще всего следуют со стороны налоговой и других госорганов.

Ответ Василия Витрянского : Существует случаи, когда провести анализ финансового состояния предприятия из-за его сложности и размеров невозможно, не привлекая сторонних специалистов. Само решение о привлечение специалиста - в компетенции арбитражного управляющего, а суд принимает решение об обоснованности расходов арбитражного управляющего.

Вопрос: До какого времени арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение - до исключения предприятия - банкрота из реестра ЕГРЮЛ или после окончания конкурсного производства?

Ответ Василия Витрянского : Арбитражный управляющий получает вознаграждение до завершения конкурсного производства, завершающегося после вынесения судебного определения. Пока процедура продолжается, он получает вознаграждение. Но он имеет право доказывать, что понес дополнительные расходы даже после исключения из ЕГРЮЛ.

Вопрос: "В нарушение очередности, когда имущество должника позволяло удовлетворить требования арбитражного управляющего на вознаграждение, он этого не сделал. И после того как у должника не осталось достаточного имущества, он требует удовлетворить свое требование на вознаграждение за счет заявителя. Какое решение должен принять суд?"

Ответ Василия Витрянского : "Вариант, когда суд должен отказать в требовании арбитражного управляющего... больно уже кровожадный. Нарушение очередности может быть вызвано выплатой обязательных платежей, зарплат работникам и обслуживанием текущих платежей. По сути, вопрос за чей счет выплачивать вознаграждение управляющему - это вопрос технический. Мы не имеем права лишать вознаграждения арбитражного управляющего.

На реплику о том, что другие кредиторы оказываются в привилегированном положении, Витрянский посоветовал заявителю внимательнее следить за заявителем. Представители ФАС ПО заметили, что кассационный суд в Казани наработал практику по варианту, рассказанному Витрянским.

КРИЗИСНЫЕ КОРРЕКТИВЫ ДЛЯ ЗАЛОГОВ

Вопрос : "Какими критериями должен руководствовать суд, назначая начальную цену залога для реализации?"

В качестве иллюстрации представитель Нижегородского арбитражного суда рассказал о ситуации, когда банк, являющийся залогодержателем, и кредитор, обратились в суд с просьбой установить начальную стоимость цены залога в 70% от оценочной стоимости. Стороны объясняли это решение экономическим кризисом и желанием быстрее продать залог.

Ответ Василия Витрянского : Судья вправе определить начальную цену с учетом проведенной начальной оценки.

Вопрос: "Вправе ли залогодержатель инициировать банкротство солидарных должников (поручителей)?"

Комментируя этот вопрос, представитель арбитражного суда Ярославской области рассказал о случае из практики своего суда, когда банк потребовал банкротства не только должника, но и поручителя должника.

Ответ Василия Витрянского : В данном случае действует ст. 323 Гражданского кодекса РФ "Права кредитора при солидарной обязанности". Либо кредитор подает иск солидарно ко всем ответчикам, либо к одному из ответчиков. В последнем случае, если имущество должника оказалось недостаточным, то он может инициировать банкротство следующего.

Арслан Минвалеев

Бизнес Online (business-gazeta.ru) (Казань), 26.03.2010

 

http://arbitr.ru/press-centr/smi/27438.html

 

 

 

Альянс Медиа; 30.10.2007

Банкротство должно стать процедурой сохранения бизнеса

На конференции, посвященной пятилетию Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», выступил председатель комитета по собственности Государственной думы Российской Федерации Виктор Плескачевский.

Он напомнил, что в 2000-2001 гг. главным виновным в переделе собственности считался именно арбитражный управляющий, формально независимый, указывающий кредитору как наёмному работнику, что и когда ему делать. Фактически в деле о банкротстве действовали три лица – кредитор, управляющий и суд. Но как только появилась политическая воля изменить данное положение вещей, была изучена существующая на тот момент технология захватов предприятий, появилась и новая редакция закона о банкротстве.

В нем, по словам В.Плескачевского, появилось четыре принципиально новых величины:

1. Государство. Несмотря на то, что смешение гражданских и публичных долгов весьма сомнительно, однако законодатели и эксперты сочли, что лучше, когда государство отстаивает свои права в процессе банкротства, чем молчит.

2. Саморегулирование - как институт принципиально более совершенный, чем существовавшее на тот момент лицензирование.

3. Собственник, который раньше не мог влиять на решение собрания акционеров, выпускающих акции во имя погашения долгов и в конце концов распродающих предприятие подешевке. Новый механизм закона обязывает учитывать интересы собственника при банкротстве.

4. Исполнительное производство как обязательная процедура.

«Сегодня мы поддерживаем две из этих новелл и две же считаем рудиментарными. К последним относятся исполнительное производство и государство», - заявил В.Плескачевский.

Теперь, по его мнению, крайне важно описать специальные порядки банкротства стратегических предприятий.

«Надо выделить их в самостоятельную группу и учредить особые правила, вплоть до того, что их вообще нельзя банкротить. Пусть сначала инвестиции в них иссякнут, но надо пройти и через эту стадию, чтобы государству понять раз и навсегда: если ему нужны эти предприятия, нужно за них платить», - заявил В.Плескачевский.

По его мнению, следует также кодифицировать законодательство в отношении банкротства монополий, кредитных организаций и сельхозпредприятий. Что касается последних и предприятий ЖКХ, попытки запретить банкротство в их отношении сейчас предпринимаются довольно часто, заметил В.Плескачевский.

Конструкцию закона в отношении арбитражных управляющих заимствуют сейчас и в отношении аудиторов, кадастровых инженеров.

«Далеко не у всех СРО, к сожалению, есть компенсационный фонд для самоочищения от недобросовестных членов. Если честно, то мы уже думаем над тем, как помочь чиновникам вмешиваться в деятельность таких СРО», - признался В.Плескачевский.

Впрочем, считает он, механизмов защиты интересов государства в законодательстве создано уже достаточно, а саморегулирование в развитых странах развивалось веками, поэтому начальный этап формирования саморегулирования протекает в России весьма успешно.

«Мы еще создадим условия выкупа кредиторами долгов государства. Муниципалитеты, регионы вообще считают, что долги банкрота – это их долги, но поступают они сейчас в распоряжение ФНС, и нужно дать возможность регионам получить их в свое управление», - считает В.Плескачевский.

По его словам, в мире 98% банкротств рассматривается по инициативе самого должника, в России же всё обстоит ровно обратным образом, и нужно «смещать ответственность в сторону должника, чтобы он вовремя объявлял себя банкротом».

«Это механизм защиты от недобросовестных кредиторов», - подчеркнул В.Плескачевский. Он надеется, что закон скоро научится отличать банкротство продуктового ларька от банкротства стратегического предприятия.

В.Плескачевскому оппонировал член Общественной палаты Григорий Томчин.

Он отметил позитивность понимания РСПП и ТПП РФ того факта, что банкротство является самостоятельным сектором экономики.

«Чёрное рейдерство наконец ушло из банкротства и перешло в исполнительное производство», – иронично заметил Г.Томчин.

«Еще рано защищать чиновников от нас», - обратился он к В.Плескачевскому.

По мысли Г.Томчина, сначала следует ликвидировать два рудимента в законодательстве, отмеченные В.Плескачевским, добиться того, чтобы арбитражные управляющие свободно, гласно, открыто и независимо сотрудничали с бизнесом и государством как с партнерами, а уж потом вводить регуляторы развития института СРО АУ.

«Банкротство – не процедура стирания бизнеса с лица земли, а процедура его сохранения», – уверен Г.Томчин.

В процедуре банкротства государство пока исполняет странную фискальную функцию, хотя это противоречит его роли в процессе банкротства. У государства (исключая налоговые органы) в процедуре банкротства другие цели, считает Г.Томчин.

«Государство-кредитор ни в коем случае не фискал! Это надо просто понять. Ведь просроченный долг – это уже юридически не налог, и его надо просто вывести из Налогового кодекса. Но для того чтобы понять это, нужно повернуть мозги во всем Минфине, развернуть их поближе к народу», - заявил Г.Томчин.

Арбитражные управляющие же должны взаимодействовать с Правительством и СРО на основании договора.

«Есть стандарты, разработанные союзом СРО, которые разъясняют, как будет действовать каждый управляющий в деле по стратегическому предприятию, и такие же стандарты должны действовать по отношению сельхозпредприятий. И менять их сверху должно быть строго запрещено, лишь изнутри самого СРО», - считает Г.Томчин.

Пока же, по его мнению, государство даже не научилось различать физических лиц, организовывая «веерные рассылки» уведомлений и запросов.

Он считает, что процедура банкротства должна спасать бизнес от нерадивого управленца, бесчестного собственника и нечистого на руку кредитора.

«Арбитражный управляющий – это врач, который спасает захворавшее предприятие от болезни. Таким должно быть понимание его роли в экономическом процессе», - заключил Г.Томчин.

Участники конференции приняли резолюцию, в которой обобщили пятилетний опыт работы нового закона о банкротстве и потребовали предпринять все меры к усовершенствованию законодательства в этой области.


Альянс Медиа; 30.10.2007

Проблемы с закрытием бизнеса и удовлетворением кредиторов еще не решены 

Пятилетию действия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» была посвящена конференция, прошедшая 30 октября в здании Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации.

Статс-секретарь и заместитель министра МЭРТ РФ Анна Попова заявила, что банкротство перестало быть инструментом захвата собственности, теперь процедура банкротства защищает права кредитора и должника, тем самым выйдя на новый уровень развития.

«Однако проблемы в области банкротства остались: судя по оценке Всемирного банка, у России лишь 81-е место в мире по критерию удобства закрытия бизнеса. Если в Австралии в среднем бизнес можно закрыть за год, в России на это уходит три с лишним года», - отметила А.Попова.

По ее словам, крайне низок также процент удовлетворения требований кредиторов. В России он составляет 28% в среднем, тогда как в Великобритании, например, эта цифра составляет 85%.

Как бы то ни было, институт арбитражных управляющих явился в России первой независимой саморегулируемой организацией.

В ближайшее время МЭРТ направит в правительство два разработанных с участием экспертов всех уровней законопроекта – о банкротстве физических лиц и об оспаривании сделок.

«В органах власти еще отсутствует здравое понимание банкротства как механизма оздоровления экономики, а не разрушения бизнеса. Банкротство в идеале должно помочь предприятию встать на ноги и продолжить бизнес на новом уровне, что подразумевает гораздо большую ответственность всех сторон-участниц процесса банкротства», - заключила А.Попова.

Президент Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РС СРО АУ) Александр Нефедов поставил вопрос о стандартах профессиональной деятельности арбитражных управляющих (АУ).

«За эти годы СРО стала огромной силой, задачей которой стало обучение и подбор АУ для работы в отрасли. Фактически СРО стала регулятором между кредиторами, должниками и государством», - отметил он.

По словам А.Нефедова, зарплата арбитражного управляющего нуждается в значительном повышении: сегодня она составляет всего 10 тысяч рублей. В будущем она может складываться из фиксированной суммы и процента от сделок, считает А.Нефедов.

22 декабря 2006 года СРО АУ одобрила типовые правила работы АУ, содержащие в том числе требование о постоянном повышении квалификации АУ на основе обучения, особенно это касается регионов. Правила требуют страховать ответственность арбитражных управляющих договором, повышать эффективность надзора государства и общественных организаций за деятельностью АУ. «Как результат деятельности арбитражного управляющего бизнес, доставшийся ему в управление, должен быть сохранен вместе со всеми рабочими местами», – считает А.Нефедов.

Сейчас же, уверен он, баланс государственных интересов предусмотрен в малой степени. Арбитражный управляющий прежде всего обязан провести санацию предприятия и восстановить его платежеспособность.

Законодательство также должно включить в себя меры по предупреждению банкротства стратегических предприятий и организаций, для этого должен быть организован глобальный мониторинг финансового состояния таких предприятий и организаций, досудебная санация с предоставлением значительных государственных гарантий. А.Нефедов уделил большую часть выступления конкретным предложениям по совершенствованию процедур взаимодействия СРО АУ с уполномоченным органом. Исполнительный вице-президент РСПП Андрей Свинаренко отметил, что 5 лет назад, в 2002 году, был сделан важный и правильный шаг, и практика, выявившая некоторые недостатки в законе, в части ведущейся работы в Госдуме, сейчас является скорее попыткой «тонкой настройки» закона, нежели пересмотром его базовых принципов. «Институт АУ удачно вписался в не очень удачно пока реализуемую административную реформу», - добавил А.Свинаренко.

По его мнению, традиция саморегулирования в России после советского периода возрождается фактически с нуля, и в сфере антикризисного управления уже удалось исключить государственное влияние.

Вызывает, однако, сожаление размер материальной базы, с которой вынуждено развиваться саморегулирование в этой отрасли.

«Низкий уровень вознаграждения не позволяет развиваться», - пояснил А.Свинаренко.

Распыленность процедуры банкротства по широкому кругу саморегулируемых организаций тоже видится не совсем верным вектором развития.

«Существующий порядок выбора СРО, то есть равномерное распределение заказа по ним, не способствует их ускоренному развитию», - считает А.Свинаренко.

Часто, по его словам, арбитражный управляющий, исключенный из одной СРО за грубые ошибки или корыстные действия, переходит в другую СРО, предъявляющую меньшие требования, и продолжает свою деятельность в том же качестве.

«Особенно важно сейчас выстроить национальное объединение СРО АУ. И сегодня мы видим, что понимание этого пришло в РСПП и ТПП РФ, что позволило избежать раскола внутри сообщества», - заявил А.Свинаренко.

Теперь стоит предпринять усилия к формированию методической базы СРО АУ. На сегодня можно говорить о том, что каждая СРО АУ имеет свои методологии работы, и в этом случае контроль за исполнением методологии должен быть усилен.

«СРО нужно выработать наряду с профессиональными принципами работы принципы этические, а заодно и эффективные механизмы очищения от недобросовестных членов сообщества, обеспечить тесное взаимодействие со всеми заинтересованными органами при проведении проверок СРО», - считает А.Свинаренко.

По его мнению, арбитражные управляющие до сих пор воспринимаются в обществе негативно, в духе представлений, созданных А.Островским.

«Следует изменить такое представление, создать арбитражному управляющему в России положительный имидж», - сказал А.Свинаренко. Совершенствование института АУ, по его мнению, будет способствовать снижению государственного влияния на экономику.


РИА Новости. Новости российской экономики; 30.10.2007

Порядок банкротства стратегических предприятий нужно утверждать скорее - депутат

МОСКВА, 30 окт - РИА Новости. Специальный порядок банкротства стратегических предприятий необходимо утвердить в ближайшее время, заявил глава комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский во вторник на Всероссийской конференции, посвященной 5-летию действия закона о банкротстве.

"То, что надо делать в приоритетном порядке, - определить специальный порядок банкротства стратегических предприятий. Потому что споры вокруг этого вопроса приводят к тому, что зависает целый закон (о стратегических предприятиях)", - сказал он. По словам депутата, банкротство стратегических предприятий следует определить в самостоятельную группу в законе о несостоятельности.

"Крайне важно, чтобы выделить их в самостоятельную группу и прописать по ним все, что угодно: вплоть до того, чтобы банкротство по ним прекратилось", - сказал Плескачевский. Он предупредил, что в этом случае придется смириться с тем, что стратегические предприятия будут превращаться в "абсолютно казенные предприятия", которые никто не будет кредитовать.

Однако, видимо, придется пройти "эту стадию маразма", чтобы понять: государство либо должно платить по долгам нужных ему предприятий, либо делает стратегические предприятия объектом гражданского оборота, фактически признавая возможность банкротства, считает Плескачевский. "У нас от банкротства никто не защищен", - добавил он.

Говоря о других аспектах системы банкротства в РФ, депутат отметил необходимость утверждения положения о банкротстве монополий, а также о банкротстве финансовых организаций. В этой связи он, в частности, отметил, что банкротство кредитных организаций должно быть частью банкротства финансовых организаций.

Говоря о передаче полномочий государства по регулированию рынка саморегулируемым организациям, Плескачевский напомнил, что институт СРО был призван заменить лицензирование. В настоящий момент такие СРО действуют в сфере арбитражного управления, напомнил Плескачевский. По его словам, в Госдуме считают необходимым повысить ответственность таких организаций. В частности, рассказал депутат, далеко не у всех сформированных СРО арбитражных управляющих существует компенсационный фонд. Этот фонд призван быть механизмом гарантирования исполнения обязательств арбитражными управляющими. "Именно он заставляет вас быть внимательными друг к другу", - обратился Плескачевский к арбитражным управляющим. По его данным, у некоторых СРО компенсационный фонд если и сформирован, то только на бумаге.

"Скажу вам по секрету, что сейчас мы будем помогать чиновникам создавать условия, чтобы через суд, если СРО злоупотребляет численностью или компенсационным фондом, ликвидировать ее статус. Это резко повысит добросовестность в вашей сфере", - заявил депутат.


РИА Новости. Новости российской экономики; 30.10.2007

Россия не готова к введению института банкротства физлиц - эксперты

МОСКВА, 30 окт - РИА Новости. Россия не готова к введению института банкротства физических лиц, считают эксперты.

В ходе Всероссийской конференции, посвященной 5-летию действия закона о банкротстве, специалисты обсудили подготовленный МЭРТ законопроект, который содержит четкие механизмы процедур банкротства физических лиц. "Я не думаю, что мы готовы сейчас вводить этот институт", - заявил председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский, выступая на конференции.

Он напомнил, что в законе о банкротстве обозначена необходимость
конкретизировать институт признания граждан несостоятельными (банкротами).
"Но он не прописан и поэтому не работает", - отметил Плескачевский.
Вместе с тем, депутат признал, что необходимость введения этого института
объясняется масштабами потребительского кредитования. "Большинство наших
граждан не до конца понимают, что такое остаться совсем без имущества", -
отметил он.

В свою очередь, глава Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий глава ассоциации Григорий Томчин выразил мнение, что для введения института банкротства должны быть более четкие механизмы определения должников.

"Мы не можем реально приступить к банкротству физических лиц, пока у нас
государство не различает отдельно каждое физическое лицо", - сказал он. По
мнению Томчина, налоговые инспекции в настоящий момент "веерно рассылают
уведомления" о задолженностях граждан, а обязанность доказывать отсутствие
долгов лежит на налогоплательщиках.


РИА Новости. Новости российской экономики; 30.10.2007

МЭРТ внес в правительство РФ поправки по оспариванию сделок юрлиц при банкротстве

МОСКВА, 30 окт - РИА Новости. Минэкономразвития РФ внесло в правительство
проекты поправок в законодательство о банкротстве, прописывающих механизмы
оспаривания сделок юрлиц, сообщила во вторник статс-секретарь - замглавы
министерства Анна Попова.

"Механизм об оспаривании сделок при банкротстве и привлечении к
ответственности, а также механизм оспаривания сделок в преддверии
банкротства и приведшие к банкротству - эти два законопроекта, по
оспариванию и привлечению к ответственности, внесены в правительство", -
сказала замминистра на конференции.

Продолжая совершенствование процедур банкротства организаций, МЭРТ
одновременно предлагает ввести институт банкротства физлиц.
"Минэкономразвития подготовлен законопроект, который содержит в себе
четкие механизмы процедур банкротства физических лиц", - сообщила Попова,
добавив, что этот институт станет в стране востребованным на фоне развития
потребкредитования и роста доли так называемого среднего класса.
Кроме того, рассказала замглавы МЭРТ, на стадии согласования находятся
законопроекты о совершенствовании процедур банкротства финансовых
организаций, страховщиков и профучастников рынка ценных бумаг. В ближайшее
время, по ее словам, эти документы поступят в Думу.

Минэкономразвития, продолжила Попова, также намерено подготовить концепцию
нового закона о банкротстве отсутствующих должников. "То состояние, в
котором сейчас находится этот институт, конечно, неудовлетворительно", -
заявила она.

Замминистра обратила внимание, что финансовое оздоровление предприятия или
должника в России зачастую не считается главной целью банкротства. "В
первую очередь механизм банкротства должен преследовать эту цель, а не
цель разрушения и ликвидации бизнеса. Механизм процедур банкротства должен
помогать встать на ноги и продолжить бизнес на новом этапе эффективности -
это современное понимание института банкротства", - подчеркнула Попова.
Сравнивая эффективность процедур банкротства в разных странах, она привела
данные исследования Всемирного банка, согласно которым Россия по критериям
удобства закрытия бизнеса занимает 81-е место. "Процедуры банкротства у
нас все еще очень длительные. У нас три года, а в Австралии, например, это
занимает один год", - рассказала замглавы МЭРТ.

По ее словам, в России высоки расходы на проведение банкротства: 9% от
стоимости имущества, в то время как, в частности, в Канаде - 3,5%. При
этом очень низким является процент удовлетворения требований по долгам: в
России 28% на единицу задолженности, а например, в Великобритании - 85%,
сообщила Попова.


Газета.ру; 30.10.2007

Управляющий ответит деньгами

Необходимо повысить контроль за деятельностью арбитражных управляющих и ввести их финансовую ответственность, считают в Российском союзе СРО управляющих. Это можно сделать введением круговой поруки всех членов СРО, советуют эксперты.

Объем средств, которые удается вернуть кредиторам компаний, вырос в шесть раз по сравнению с 2002 г., когда действовала предыдущая редакция закона о банкротстве, заявил во вторник на всероссийской конференции «Пять лет действия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» председатель комитета по собственности Госдумы Виктор Плескачевский. Однако, несмотря на достигнутые успехи, совершенствование законодательства необходимо продолжить. В частности, в корректировке нуждаются нормы закона, касающиеся деятельности арбитражных управляющих. «В настоящее время размер вознаграждения арбитражных управляющих часто остается неадекватно низким и не отражает реальные трудозатраты при проведении процедур банкротства», – считает исполнительный вице-президент РСПП Андрей Свинаренко. Одновременно необходимо усилить контроль за их деятельностью и обеспечить их финансовую ответственность, заявил президент Российского союза саморегулируемых организаций управляющих Александр Нефедов.

Такая обеспокоенность деятельностью арбитражных управляющих вполне объяснима. «На практике встречаются случаи, когда арбитражный управляющий, назначаемый на предприятие после его банкротства, распродает все его имущество, чтобы погасить долг и расплатиться с кредиторами.

Однако при этом вступает в сговор с другими бизнесменами, и имущество подчас расходится за копейки», – комментирует юрист Адвокатской конторы № 21 МГКА Ия Дергачева.
И, хотя арбитражные управляющие несут финансовую ответственность, как и любые другие руководители предприятий, по закону какие-то допущенные злоупотребления достаточно сложно доказать, считает управляющий партнер компании «Добронравов и партнеры» Юрий Добронравов. В этом случае необходимо установить причинно-следственную связь между деятельностью управляющего и тем, что предприятие понесло убытки, говорит юрист.

«В предложениях СРО речь, скорее всего, идет о круговой поруке, т. е. если деятельность одного из членов профессионального сообщества приносит убытки, то ответственность за это несут все члены саморегулируемой организации, в которой состоит данный управляющий», – говорит партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин.

При этом ответственность должна быть финансовая.
Таким образом, неизбежно встанет вопрос о повышении профессионализма всех членов СРО, считает эксперт.

Другая же инициатива СРО – о повышении вознаграждения арбитражных управляющих – у экспертов не нашла поддержки. При банкротствах предприятий кроме минимальной суммы в 10 000 тыс. рублей, которая отчисляется арбитражному управляющему по закону, гонорар профессионалу также выплачивает и кредитор. «Фактически кредитор является нанимателем, и хороший арбитражный управляющий, деятельность которого направлена как на оздоровление предприятий, так и на удовлетворение требований кредитора, всегда может увеличить свой гонорар», – объясняет Добронравов.

Таким образом, небольшая надбавка для профессионалов просто не будет иметь смысла.
Повышение минимальной оплаты может принести пользу лишь тем арбитражным управляющим, которые специализируются на ликвидации фирм-однодневок и не получают дополнительного гонорара от кредитора. ФНС в делах по отсутствующим должникам «в жизни не заплатит более 10 тыс. рублей», говорит Дергачева. С другой стороны, одновременно такой управляющий может вести несколько десятков дел, за каждое из которых по закону получит от 10 тыс. рублей, добавляет юрист.

30 ОКТЯБРЯ, 18:42 // Наталия Еремина


Газета; 31.10.2007

Спасители бизнеса

Антикризисным управляющим повысят зарплату и обновят имидж
Профессия арбитражного управляющего нуждается в позитивном имидже. К такому мнению пришли участники всероссийской конференции «Пять лет действия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: результаты и перспективы развития системы антикризисного управления, реструктуризации и финансового оздоровления должников».

По словам исполнительного вице-президента РСПП Александра Свинаренко, "к сожалению, у населения понятие банкротство в большей мере связано с пьесами Александра Островского и вызывает негативные эмоции, а это несправедливо по отношению к арбитражным управляющим". "Поэтому необходимо разработать и осуществить мероприятия по освещению положительного опыта арбитражного управления", -предлагает Свинаренко. Представителя крупного бизнеса поддержал председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский: "Антикризисный управляющий - это спаситель бизнеса, защитник от нерадивого директора, неграмотного собственника. Именно от деятельности людей этой специальности зависит, сохранится ли бизнес как таковой, останутся ли рабочие места".

Поэтому закон о банкротстве, давший старт созданию саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, пришелся как нельзя кстати. И не только для арбитражных управляющих. Закон, по мнению Плескачевского, стал "мощной преградой на пути черных рейдеров".

Однако за пять лет применения банкротного закона в нем было найдено довольно много лакун. Поэтому в прошлом году в Госдуме прошло первое чтение поправок в закон «О банкротстве».

Ко второму чтению депутаты, правительство и участники рынка намерены внести в законопроект еще ряд существенных изменений. Так, поправки предлагают установить порядок определения размера вознаграждения арбитражного управляющего в зависимости от балансовой стоимости активов должника. Например, в законопроекте записано, что "вознаграждение арбитражного управляющего в деле о банкротстве должно состоять из фиксированной суммы и суммы процентов, которые должны определяться в зависимости от результатов деятельности арбитражных управляющих".

Предлагается повысить ответственность арбитражного управляющего и эффективность надзора за его деятельностью, а также установить правила определения размера расходов на проведение процедур банкротства. Размер расходов будет зависеть от балансовой стоимости активов должника и процедурных моментов в деле о банкротстве.

Кроме того, предстоит еще разработать процедуру банкротства стратегических предприятий.

По словам президента Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Александра Нефедова, действующее законодательство о банкротстве не создает необходимого баланса интересов. Дело в том, что в отношении стратегических предприятий, принадлежащих, как правило, государству, правительство выступает сразу в трех лицах: оно и кредитор, и собственник, и заказчик (в основном продукции военного назначения).

Впрочем, окончательно поправки в закон о банкротстве должны быть доработаны уже Госдумой следующего созыва.

30.10.2007 / МАРИНА СОКОЛОВСКАЯ
Материал опубликован в "Газете" №204 от 31.10.2007г.


ИА "ФК-Новости"; 31.10.2007

Не думаю, что мы готовы сейчас вводить институт банкротства, заявил депутат Госдумы Виктор Плескачевский

МОСКВА, 31 октября. /Парламентский корреспондент "ФК-Новости" Анна
Козырева/. Я не думаю, что мы готовы сейчас вводить институт
банкротства, заявил на Всероссийской конференции, посвященной 5-летию
действия закона о банкротстве, председатель комитета Госдумы по
собственности Виктор Плескачевский. Об этом корреспонденту "ФК-Новости"
сообщили в пресс-службе комитета.

На этой конференции специалисты обсудили подготовленный МЭРТ
законопроект, который содержит четкие механизмы процедур банкротства
физических лиц.

Плескачевский напомнил, что в законе о банкротстве обозначена
необходимость конкретизировать институт признания граждан
несостоятельными (банкротами). "Но он не прописан и поэтому не
работает", - отметил Плескачевский.

Вместе с тем, депутат признал, что необходимость введения этого
института объясняется масштабами потребительского кредитования.
"Большинство наших граждан не до конца понимают, что такое остаться
совсем без имущества", - отметил он.

В свою очередь, глава Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных
предприятий глава ассоциации Григорий Томчин выразил мнение, что для
введения института банкротства должны быть более четкие механизмы
определения должников.

"Мы не можем реально приступить к банкротству физических лиц, пока у нас
государство не различает отдельно каждое физическое лицо", - сказал он.
По мнению Томчина, налоговые инспекции в настоящий момент "веерно
рассылают уведомления" о задолженностях граждан, а обязанность
доказывать отсутствие долгов лежит на налогоплательщиках.


Business & FM; 02.11.2007; №181

Стратегическое банкротство

Правила банкротства стратегических предприятий будут существенно изменены. Как стало известно B&FM, Минэкономразвития предлагает повысить минимальную сумму долга, при котором можно инициировать процедуру банкротства таких организаций, в десять раз, до 5 млн руб.

При этом ужесточаются требования к сторонам, от решения которых зависит судьба должника: выводить организацию из кризиса смогут только арбитражные управляющие с опытом работы на стратегическом предприятии, а государство в случае несогласия с планом аудитора обязано взамен предложить иной вариант решения проблемы.

Как стало известно B&FM, Минэкономразвития подготовило и направило в Министерство юстиции поправки в за кон «О банкротстве», предполагающие особые условия инициирования процедуры и вы вода из кризиса стратегических предприятий (сейчас их насчитывается более 500).

Документом повышается порог по сумме долга, по достижении которого может быть возбуждено дело о банкротстве такого предприятия, с ны нешних 500 тыс. руб. до 5 млн руб. Кроме того, ужесточаются требования к арбитражным управляющим. Помимо наличия соответствующего образования, опыта работы на стратегическом предприятии и проведения процедур банкротства в полтора-два раза (в зависимости от балансовой стоимости активов предприятия) увеличивается сумма страхования ответственности арбитражного управляющего на случай причинения убытков лицам, участвующим в де ле о банкротстве. Сейчас мини мальная сумма страховки — 3% от балансовой стоимости активов должника.

Также изменяется процедура участия государства в процессе банкротства стратегической организации. Сейчас государство обяза но дать заключение на предлагаемый план внешнего управления компаниибанкрота. Но детали этой процедуры в российском законодательстве не уточнены. Поправками к закону предусмотрено, что порядок подготовки заключения установит правительство. «В этом документе должно быть согласие или несогласие с предлагаемыми мерами арбитражных управляющих. Если речь идет о несогласии, то орган должен представить иное предложение и вынести его на рассмотрение кредиторов»,— рассказала начальник отдела законодательства о несостоятельности департамента корпоративного управления Минэкономразвития Елена Раицкая.

Эксперты поддерживают инициативу МЭРТ. «Когда кредитором является частное лицо, оно заинтересовано в восстановлении платежеспособности предприятия либо возвращении его долгов. Чего нельзя сказать о государстве как фискальном органе. Поэтому для него нужно писать более жесткие правила»,— соглашается член Общественной палаты Григорий Томчин. Аналогичного мнения придерживается и председатель комитета по собственности Госдумы Виктор Плескачевский: «Государство либо должно платить по долгам нужных ему предприятий, либо делать стратегические предприятия объектом гражданского оборота».

Независимо от порядка проведения банкротства стратегических предприятий в России должна работать система предотвращения этого процесса, отмечает директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Игорь Липкин.

Помимо представления бухгалтерской отчетности, говорит эксперт, предприятие должно систематически ин формировать государство о своей деятельности.

В свою очередь представители Высшего арбитражного суда (ВАС) считают необходимым изменить признаки для объявления банкротом стратегических предприятий. Сейчас их два: неплатежеспособность (неисполнение должником в течение определенного времени обязательств в установленном законом размере) и неоплатность (существенное превышение пассивов над активами). ВАС предлагает применять для стратегических предприятий второй вариант (сейчас он действует в отношении организаций ТЭК). «Под процедуру банкротства попадут те организации, которым действительно нечем платить.

А те, кто может рассчитаться с долгами, будут сохранены как предприятия обороннопромышленного комплекса»,— комментируют в суде.

ОКСАНА КАРПОВА


ИА "Федеральное агентство финансовой информации"; 31.10.2007

Банкротство станет «оздоровительной» процедурой

Возможно, вскоре процедура банкротства будет направлена на сохранение бизнеса, а не на стирание его с лица земли. О необходимости такого подхода заявили участники конференции, посвященной пятилетию со дня издания Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», состоявшейся накануне в стенах Финансовой академии.

Так, по мнению  председателя Комитета Госдумы по собственности Виктора Плескачевского, в первую очередь в корректировке нуждаются нормы закона, касающиеся деятельности арбитражных управляющих. «Антикризисный управляющий –  это спаситель бизнеса, защитник от нерадивого директора, неграмотного собственника. Именно от его деятельности зависит, сохранится ли бизнес как таковой, останутся ли рабочие места», – подчеркнул депутат.

Развивая эту мысль, президент Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Александр Нефедов предложил усилить контроль за деятельностью арбитражных управляющих и повысить их финансовую ответственность. Нелишним кажется и введение системы «круговой поруки». Иными словами, если деятельность одного из членов СРО приносит убытки, то ответственность за это несут все ее участники.


Компания; 05.11.2007; №41

За все в ответе

Попытки  повысить  финансовую ответственность арбитражных управляющих
в  ближайшие несколько лет вряд ли увенчаются успехом. Глава Российского
союза  саморегулируемых  организаций  арбитражных  управляющих Александр
Нефедов  уже  бросил пробный шар, сообщив, что контроль за деятельностью
назначенных  судом  распорядителей компаний-банкротов надо ужесточить, а
их  личную  ответственность  за  принятые решения увеличить. Очевидно, в
следующем  году  давление  со  стороны  союза  будет  нарастать. Решения
назначаемых  судом  руководителей достаточно часто вызывают претензии со
стороны  кредиторов.  Во  многом  именно  поэтому  еще  в  2002  году  в
законодательстве   появились   поправки,  предусматривающие  штрафы  для
управляющих,  а  также  обязательное  страхование  их  деятельности.  Но
схватить  за  руку  нечистоплотных распорядителей удается редко. Скорее,
главный  расчет инициаторов поправок состоит в том, чтобы убрать с рынка
мелкие  союзы  управляющих.  Эти  организации  несут  ответственность за
деятельность  своих  участников,  а  значит, повышенные страховые взносы
могут   оказаться  для  них  разорительными.  Теперь  дело  за  малым  –
уговорить  представителей  власти  поддержать  инициативы союза. Но даже
если  аргументы  отраслевых лоббистов окажутся убедительными, раньше чем
через несколько лет реформу провести не удастся.

Аналитические материалы по вопросам банкротства

  1. Справка о результатах работы по экспертизе некоторых последствий практического использования «Правил проведения финансового анализа арбитражными управляющими»
  2. Краткий анализ правовых норм и возможных способов формирования саморегулируемых организаций арбитражных управляющих
  3. Образец профессиональных этических норм для членов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих
    Model Ethical and Professional Guidelines for members of a Self-Regulating Organisation of Arbitration Managers

  4. Этот материал был подготовлен экспертами в рамках проекта "Эффективность процедур банкротства (Банкротство-II)", финансируемого программой Тасис Европейского Союза. В него входит значительная часть документа, подготовленного ранее PricewaterhouseCoopers в рамках другого проекта по техническому сотрудничеству, финансируемого Программой по развитию сотрудничества между Великобританией и Россией.
    © Департамент по международному сотрудничеству (DFID)© Европейские сообщества 2003
  5. Правила  профессиональной  деятельности и деловой этики члена некоммерческого партнерства «Российская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих»

  6. Этот материал был подготовлен специалистами некоммерческого партнерства «Российская саморегулируемая организация             профессиональных арбитражных управляющих»
  7. Правила деловой этики арбитражных управляющих – участников Некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих «РСНЭ» 

  8. Этот материал был подготовлен специалистами некоммерческого партнерства  «Саморегулируемая
    организация арбитражных управляющих «РСНЭ»
  9. Правила профессиональной деятельности и деловой этики арбитражных управляющих – членов Некоммерческого Партнерства «Союз менеджеров и антикризисных управляющих»

  10. Материал подготовлен специалистами некоммерческого партнерства  «Союз менеджеров и антикризисных управляющих»
  11. Правила профессиональной деятельности членов саморегулируемой организации – некоммерческое партнерство Объединение арбитражных управляющих «Авангард»

  12. Материал подготовлен специалистами некоммерческого партнерства  Объединение арбитражных управляющих «Авангард»
  13. Правила профессиональной деятельности и деловой этики члена Некоммерческого партнерства "Сибирская межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих"

  14. Материал подготовлен специалистами некоммерческого партнерства  "Сибирская межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих"
  15. Правила и стандарты профессиональной деятельности и деловой этики арбитражного управляющего.
  16. Разработаны специалистами Некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация «Сибирский Центр Экспертов Антикризисного Управления».

     

Статьи по вопросам банкротства

Интервью, выступления

1.Статья «Сибирское СРО на Воронежском рынке банкротств», опубликованная в журнале «Вестник Антикризисных управляющих» № 11 (22) ноябрь, 2004 г.

Диссертации, дипломные и курсовые работы

  1. «Банкротство в Италии», курсовая работа студентки МГИМО Ольги Клыженко