123112, г. Москва, Пресненская набережная, д. 12 (башня Федерация "Восток"), офис 5203    8 (495) 142-53-60


ВС РФ изучит возможность переноса на наследников субсидиарной ответственности в банкротстве

Москва. 13 ноября. ИНТЕРФАКС - Верховный суд (ВС) РФ рассмотрит вопрос о возможности возложения субсидиарной ответственности на наследников гражданина, являвшегося контролирующим лицом организации-банкрота, свидетельствуют данные картотеки суда.

Этот вопрос судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ изучит в рамках дела о банкротстве ООО "Амурский продукт" по жалобе ООО "РН-Востокнефтепродукт", одного из кредиторов с требованиями на сумму 183,67 млн рублей.

"РН-Востокнефтепродукт" обжалует решения нижестоящих судов, которые отказались привлечь к субсидиарной ответственности наследников бывшего заместителя генерального директора "Амурский продукт" Михаила Шефера - его вдову Наталью, а также детей Платона и Тимура.

Банкротство "Амурского продукта" произошло вследствие масштабных, по материалам дела, хищений нефтепродуктов, которые "проводились под руководством М.А.Шефера". Он был фигурантом уголовного дела и погиб в статусе подозреваемого в результате дорожно-транспортного происшествия.

Общий размер субсидиарной ответственности в деле "Амурского продукта" составляет 273,49 млн рублей. Но нижестоящие суды решили, что она должна быть возложена исключительно на бывшего генерального директора Степана Руденко.

Отказывая в привлечении к субсидиарной ответственности наследников Шефера, Арбитражный суд Амурской области исходил из того, что требования к нему неразрывно связаны с его личностью, а потому на наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности. Апелляционная и кассационная инстанции добавили, что ответственность перед кредиторами за доведение до банкротства не может рассматриваться как деликтная ответственность (возникающая в результате причинения вреда одним лицом другому - ИФ).

"РН-Востокнефтепродукт" между тем считает, что эти выводы ошибочны, поскольку обязательство Михаила Шефера не относится к числу тесно связанных с его личностью. "Обратный подход лишает кредиторов возможности компенсировать свои имущественные потери, возникшие ввиду умышленного причинения вреда действиями контролирующего должника лица, поскольку прекращает обязанность последнего в момент его смерти", - излагается позиция заявителя в материалах дела.

Судья ВС РФ Екатерина Корнелюк решила, что эта аргументация заслуживает внимания. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрит дело 9 декабря 2019 года.

"Подобный вопрос еще не рассматривался Верховным судом. Будет прецедент", - сказал "Интерфаксу" Алексей Юхнин, руководитель проекта "Федресурс" (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве). "Такой вопрос Верховный суд рассматривает впервые", - подтверждает советник юридической фирмы Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин.

ВС РФ может сформулировать позицию, что субсидиарную ответственность "не смывает" не только личное банкротство контролирующего должника лица, но и его смерть, считает Лотфуллин.

На уровне судов округа таких дел достаточно много, и суды разрешали этот вопрос в пользу наследников, обращает внимание руководитель правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский. В деле о банкротстве ООО "Управляющая компания ЖилСервис" Арбитражный суд Уральского округа даже уменьшил размер ответственности второго субсидиарного ответчика в связи со смертью первого согласно степени его фактического участия в хозяйственной деятельности банкрота, приводит пример Олевинский.

В деле о банкротстве компании "Промхимресурс" Девятый арбитражный апелляционный суд указал на то, что правоотношения субсидиарной ответственности неразрывно связаны с личностью контролирующего лица и не допускают правопреемства, что, конечно же, неверно, продолжает Олевинский. Арбитражный суд Московского округа, по его словам, был более корректен, указав, что требования о привлечении к субсидиарной ответственности тесно связаны с личностью контролирующего лица и не могут распространяться на его наследников.

Интуитивно ясно, что нельзя возложить на наследников субсидиарную ответственность в том же порядке, в каком она возлагалась бы на умершего, будь он жив, констатирует Олевинский. "Однако выводы судов о личном характере обязанности контролирующего должника лица нельзя признать верными, и Верховный суд совершенно правильно стремится изменить сложившуюся порочную практику", - говорит руководитель "Олевинский, Буюкян и партнеры".

Вместе с тем, по его мнению, в подобных спорах должно по-другому распределяться бремя доказывания. "Ряд презумпций, установленных в законе о банкротстве и облегчающих кредиторам привлечение виновных в банкротстве должника лиц к ответственности, не должны применяться в случае смерти субсидиарного ответчика и участии в деле наследников или душеприказчика. Наследники не должны быть обременены доказыванием невиновности и причинности. В таких случаях кредиторы или управляющий должны доказывать, что вред причинен вследствие неправомерных действий умершего", - говорит Олевинский.

Copyright © 1989 - 2019 Интерфакс
Все права защищены
Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

Первая публикация 14 ноября 2019 г.., обновлено 14 ноября 2019 г. г.