123112, г. Москва, Пресненская набережная, д. 12 (башня Федерация "Восток"), офис 5203    8 (495) 142-53-60


Контролирующих лиц банкротов отправят в конец очереди - проект обзора ВС РФ

Москва. 30 сентября. ИНТЕРФАКС - Контролирующие банкрота лица по общему правилу могут рассчитывать на учет своих требований в реестре. Однако если финансирование осуществлялось в условиях объективной несостоятельности должника, погашаться они будут последними - после всех долгов перед независимыми кредиторами. Такой позиции придерживается Верховный суд (ВС) РФ, следует из проекта "Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением требований контролирующих лиц в процедурах банкротства", с которым ознакомился "Интерфакс".

"Подход о необходимости понижения (в очередности погашения - ИФ), а иногда и исключения требований контролирующих лиц повсеместно применяется судами", - говорит партнер, руководитель практики "Банкротство" коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" Максим Платонов.

По его словам, подход был сформирован судебной практикой путем очень широкого толкования закона о банкротстве. В действующем законодательстве нет норм, по которым требования таких лиц, основанных на сделках, например, займа с должником, должны быть отодвинуты в конец очереди. И в этой ситуации ВС РФ решил внести ясность в им же самим, по сути, и созданные правила, полагает Платонов.

КОНТРОЛИРУЮЩИЙ СТАТУС - НЕ ПРИГОВОР

Наличие у кредитора контролирующего статуса не является основанием для автоматического понижения в очереди на удовлетворение его требований о возврате займа, если он выдавался, когда у должника не было признаков неплатежеспособности или объективного банкротства, говорится в проекте.

Платонов называет эту позицию "очевидно позитивной", но критикует зеркальное разъяснение для ситуаций, когда заем выдавался контролирующим лицом компании в ситуации неплатежеспособности или объективного банкротства. В этом случае, по мнению ВС РФ, требования контролирующих лиц должны удовлетворяться после требований независимых кредиторов. Могут понижаться в очереди и требования, возникшие по другим основаниям, не только по займам, если речь идет о фактическом предоставлении кредита. В качестве примера ВС РФ приводит договор поставки товара без оплаты, когда, по сути, происходит кредитование покупателя.

Таким образом, суды по общему правилу должны устанавливать требования контролирующих лиц, хотя и с понижением очередности при их корпоративном характере, а не отказывать во включении в реестр. В этом случае они удовлетворяются последними, уже после долгов перед "зареестровыми" кредиторами.

"На практике, такой исход процедуры банкротства практически никогда не достижим и носит единичный и исключительный характер", - объясняет Платонов.

Его слова подтверждаются статистикой - залоговым кредиторам в ходе конкурсного производства удается вернуть до 27,3% задолженности, а не имеющим ничего в залоге от должника - лишь 3,9%, свидетельствуют данные "Федресурса" (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, bankrot.fedresurs.ru) за первый квартал 2019 года.

"Безусловно, при наличии подобного судебного подхода контролирующие должника лица, имеющие выбор - попытаться выправить финансовое состояние должника и рассчитаться в будущем со всеми кредиторами или даже не пытаться - выберут последнее. В результате проиграют все: и кредиторы, чьи шансы получить возврат средств существенно уменьшатся, и контролирующие лица, которые потеряют свой бизнес, и государство, поскольку число банкротств будет только расти", - считает Платонов.

СОМНЕНИЯ ВС РФ В ДОВЕДЕНИИ ДО НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

Два противоположных варианта обсуждает ВС РФ по поводу судьбы требования о возврате финансирования, если выдавший его оказался виновным в доведении подконтрольной организации до банкротства. В первом варианте ВС РФ предлагает обсудить однозначный запрет на включение требований в реестр, во втором, более мягком варианте - учитывать их, но понижать в очереди.

Партнер юрфирмы "Пепеляев групп" Юлия Литовцева называет "принципиально новой" такую попытку закрепить отказ в установлении требований контролирующего лица, предоставившего финансирование, виновного в доведении компании до банкротства.

"Несмотря на кажущееся возникновение двойного "наказания" (вторым является субсидиарная ответственность), подход представляется верным. Это обусловлено тем, что при формировании объема субсидиарной ответственности, требования контролирующих должника лиц, действия которых были недобросовестными, в любом случае подлежали бы исключению из взыскиваемой суммы", - говорит она.

Свою позицию ВС РФ объясняет так: по общему правилу требования участников должника и других обладающих контролем над ним лиц не подлежат субординации в отношении требований независимых кредиторов, "поскольку участники гражданского оборота обладают свободой выбора способа и правовой формы предоставления финансирования предприятию, в котором участвуют", говорится в проекте.

Однако такой подход неприменим, когда по вине участника организации ее кредиторы не получат все полагающееся. Например, когда контролирующее выводит активы либо пытается уменьшить стоимость конкурсной массы. "Предполагается, что в процессе такого умаления стоимости активов должника контролирующее лицо уже получает удовлетворение своего требования", - говорится в проекте обзора. А потому участник не может получить удовлетворение наряду с независимыми кредиторами, считает ВС РФ.

ВАРИАНТЫ ДЛЯ ПОРУЧИТЕЛЕЙ

ВС РФ еще не определился, когда требования контролирующего или подконтрольного лица, выступившего поручителем банкрота и заплатившего за него в итоге по долгу, должны понижаться. В проекте обзора приводятся два варианта. По первому, такие требования должны отправляться в конец очереди, если договор поручительства заключен в ситуации неплатежеспособности или объективного банкротства подконтрольной организации. Во втором варианте - если поручитель исполнил обязательство основного заемщика уже после финансового краха.

При этом избежать понижения в очереди с помощью уступки требований независимому кредитору не удастся, говорится в документе. Для ситуации, когда мажоритарий собирает у независимых кредиторов их требования к подконтрольному лицу, у ВС РФ также пока нет готового ответа.

В первом варианте он предлагает воспользоваться правилом о том, что изменение принадлежности требования не влияет на очередность его исполнения. А во втором - что такие аккумулированные требования удовлетворяются последними.

"Смысл процедур банкротства заключается в том, что мажоритарный участник (акционер) либо другое контролирующее должника лицо лишается возможности определять действия должника, приобретение требований к последнему может рассматриваться в качестве попытки вопреки названным целям Закона о банкротстве установить контроль над процедурой, для которого по общему правилу разумный интерес отсутствует", - объясняет ВС РФ в обзоре.

Это крайне спорное утверждение, говорит Литовцева. Такой участник может быть заинтересован не меньше кредиторов в формировании достоверного реестра, реализации активов по справедливой цене, адекватных затратах на процедуру, участии в мировом соглашении при его достижимости и т. п. "В связи с этим, в отсутствие признаков злоупотребления правом, было бы несправедливо отказывать мажоритарному участнику в возможности инициирования банкротства контролируемой компании только по причине наличия самой возможности такого контроля", - считает она.

РИСКИ ДЛЯ ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА

Сейчас особенности правового положения аффилированных кредиторов нормативно не урегулированы, однако все участники дел о банкротстве отмечают явную несправедливость фактически равного статуса таких кредиторов с независимыми, говорит руководитель проекта "Федресурс" Алексей Юхнин.

По его словам, судебная практика пытается устранить этот недостаток, но, в отсутствие законодательных ориентиров, делает это непредсказуемым образом - от так называемой жесткой субординации, когда аффилированные кредиторы (да и их кредиторы, если в их отношении возбуждено дело о банкротстве) лишаются всех прав и возможностей, до сохранения равного статуса, за малыми исключениями.

"Безусловно, введение четких и определенных ориентиров и правил позволит повысить предсказуемость финансирования развития компаний, добавит определенности партнерам по бизнесу", - надеется он.

Однако Платонов сомневается, что такие вопросы стоит решать на уровне обзора ВС РФ. Лучше это сделать на законодательном уровне, считает он. "По существу обзор разъясняет вопросы возврата инвестирования, осуществленного в пользу юридического лица, контролирующими лицами. И, как следствие, затрагивается вопрос гарантирования права собственности в широком понимании. На мой взгляд, если такой вопрос и поднимается, то должен быть разрешен в форме закона с разъяснением действий таких правил во времени", - говорит он.

По его мнению, рассмотрение этой проблемы в рамках только судебной власти с учетом значимости изменений является дискуссионным и явно не ведет к увеличению привлекательности российской юрисдикции, на которую часто сетуют за смену правил во время игры.

Copyright © 1989 - 2019 Интерфакс
Все права защищены
Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

Первая публикация 1 октября 2019 г.., обновлено 1 октября 2019 г. г.