123112, г. Москва, Пресненская набережная, д. 12 (башня Федерация "Восток"), офис 5203    8 (495) 142-53-60


Кирилл Ноготков: "Следственные органы зачастую игнорируют положения закона о банкротстве в пользу уголовного и уголовно-процессуального кодекса."

Москва. 26 июня. ИНТЕРФАКС - Верховный суд (ВС) РФ решит, как правильно выйти из ситуации, когда бывший руководитель должен передать арбитражному управляющему документацию организации-банкрота, а этих бумаг у экс-директора нет. Внимание экспертов приковано к этому делу, так как от суда можно ожидать и определения способа защиты для добросовестных руководителей, и блокировки злоупотребления со стороны управляющего, и разъяснений относительно правил взаимодействия со следственными органами, которые изымают искомую документацию в рамках уголовных дел.

Эту проблему 15 июля судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ будет разбирать по жалобе Айрата Тумакаева, бывшего гендиректора ООО "Новая нефтехимия", свидетельствует картотека арбитражных дел. Эта компания была вторым по величине акционером обанкротившегося Татфондбанка (17,36%). Контролирующим бенефициаром "Новой нефтехимии", в свою очередь, являлся председатель правления банка Роберт Мусин.

БАНКРОТСТВО С УГОЛОВНЫМ ЭЛЕМЕНТОМ

Мусин сейчас под домашним арестом знакомится с обвинением в особо крупном мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и легализации криминальных средств. По версии следствия, ущерб Татфондбанку составил более 50 млрд рублей, при этом один из эпизодов дела связан с "Новой нефтехимией". Этой компании и ООО "Сувар девелопмент" Татфондбанк уступил права требования по кредиту, предоставленному ОАО "Нижнекамскнефтехим". Ранее под этот актив Татфондбанк получил 3,1 млрд рублей в кредит от Банка России, и переуступку следствие считает мошенничеством.

В марте 2018 года "Новая нефтехимия" была признана банкротом по заявлению конкурсного управляющего Татфондбанка - Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Вести процедуру был назначен Эдуард Киреев, который через суд потребовал от Тумакаева передать документацию "Новой нефтехимии", а также печати, штампы, материальные и иные ценности.

ДОКУМЕНТОВ НЕТ - ЗАБРАЛИ СЛЕДОВАТЕЛИ

Тумакаев еще до решения суда отдал часть запрошенного. По поводу же остального заявил, что документы были изъяты органами следствия у ООО "Учет.ру", которое оказывало "Новой нефтехимии" бухгалтерские услуги.

Но суды обязали его выдать все затребованное. Закон о несостоятельности возлагает на руководителя банкрота безусловную обязанность по передаче документов и имущества должника конкурсному управляющему, констатировали суды. "Само по себе отсутствие документации не освобождает [руководителя] от ответственности и не свидетельствует об отсутствии вины", - указала апелляционная инстанция. Кассация добавила, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего гендиректора "Новой нефтехимии" конкретных документов и ценностей подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

ВМЕШАТЕЛЬСТВО ВС РФ

Невозможно передать документы, которых нет в наличии, настаивает Тумакаев в своей жалобе в ВС РФ, следует из материалов дела. Он отмечает, что изъятие документации компании правоохранительными органами - подтвержденный факт, и напоминает, что аналогичный вопрос в деле о банкротстве ООО "Активные технологии" был разрешен в пользу бывшего руководителя компании. Тумакаев также подчеркивает, что позиция ВС РФ по этому спору имеет для него существенное значение, так как может повлиять на решение о привлечении его к субсидиарной ответственности по долгам "Новой нефтехимии", составляющим вкупе с финансовыми санкциями 3,93 млрд рублей.

Если документы должника не были переданы управляющему - это серьезное основание для привлечения виновного к субсидиарной ответственности, соглашается юрист из правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Анна Сулима. "Отсутствие документации существенно затрудняет поиск подозрительных сделок и их оспаривание, розыск имущества, и практически сводит на нет возможность взыскания дебиторской задолженности, не подтвержденной ранее судебным актом. Все это, в свою очередь, негативно отражается на размере конкурсной массы должника и, как следствие, на удовлетворении требований кредиторов", - объясняет она заинтересованность Тумакаева в разрешении этого спора.

ДИЛЕММА ОТМЕНЫ

Передача дела в СКЭС ВС РФ часто влечет отмену решений нижестоящих инстанций. Если это произойдет в этом деле, то создастся "некое подобие защиты" для добросовестных руководителей, которые в силу объективных причин не могут передать часть документации, например, в связи с изъятием правоохранительными, налоговыми или иными государственными органами, говорит Сулима.

С другой стороны, по ее словам, это может дать поле для маневра тем руководителям, которые скрывают документацию. Один из способов сделать это, говорит она, как раз заявление, что "документы были изъяты".

ИСКАЛ ЛИ УПРАВЛЯЮЩИЙ

Для правильного разрешения спора нужно выяснить, пытался ли сам управляющий запросить документы у следствия, подчеркивают эксперты, опрошенные "Интерфаксом". Сулима напоминает, что постановление пленума ВС РФ №53 от 2017 года "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" говорит о праве управляющего требовать передачи документации от лиц, у которых она фактически находятся.

"Очень важно понимать, что конкретно делал управляющий, чтобы истребовать документы у следователя", - соглашается директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Кирилл Ноготков. Он считает, что в этом деле суды заняли сугубо формальную позицию: обязан передать - передай.

Если арбитражный управляющий не пытался истребовать документы у следователя, то, как считает Ноготков, вполне можно говорить о злоупотреблении правом со стороны управляющего.

"Увы, следственные органы зачастую игнорируют положения закона о банкротстве в пользу уголовного и уголовно-процессуального кодекса. Тем не менее, мы идем к ним и пытаемся получить документы", - говорит К.Ноготков. Далее, по его словам, все зависит от позиции конкретного следователя: он может вернуть документы управляющему, может дать с ними ознакомиться, может отказать, так как эти документы - вещественное доказательство в уголовном деле, а управляющий к нему не имеет никакого отношения.

В ИСТРЕБОВАНИИ ДОКУМЕНТОВ МОГ ПОМОЧЬ СУД

ВС РФ уже рассматривал дела, в которых директор утратил документы, напоминает адвокат, советник юрфирмы Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук. В деле Управления контрактного строительства и аудита судьи указали, что после затопления документов руководитель должен принять все необходимые меры для их восстановления, в противном случае его привлекут к субсидиарной ответственности, приводит она пример.

Эти меры могут включать в себя и обращение в судебные органы. Еще в первой инстанции Тумакаев мог просить суд истребовать у правоохранительных органов информацию об изъятых документах, например, подробную опись, считает Ю.Михальчук. Кроме того, директор после изъятия должен был предпринять меры по восстановлению документов, например, запросить копии у контрагентов, банков, ФНС и пр. Совершив эти простые действия, ответчик бы существенно повысил свои шансы на победу, полагает Ю.Михальчук.

Банк России отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта 2017 года. На 1 февраля того года, по данным ЦБ РФ, по величине активов эта кредитная организация занимала 42-е место в банковской системе РФ. Банкротом банк был признан в апреле 2017 года. "Дыра" в капитале Татфондбанка оценивалась в 118 млрд рублей.

Крупнейшим акционером Татфондбанк был Татарстан. Прямо и косвенно республика контролировала 44,16% акций.

Copyright © 1989 - 2019 Интерфакс
Все права защищены
Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

Первая публикация 27 июня 2019 г.., обновлено 27 июня 2019 г. г.